Последние комментарии:

33 мин. назад написал damase60
час назад написал EPMAK
два часа назад написал zxc
два часа назад написал FANTOMAS
два часа назад написал flyd
два часа назад написал f1gv83
три часа назад написал tourson
три часа назад написал f1gv83
три часа назад написал EPMAK
три часа назад написал Геннадий
три часа назад написал EPMAK
сегодня в 14:01 написал FANTOMAS
сегодня в 13:33 написал eee
сегодня в 13:02 написал ДаВинчи
сегодня в 12:22 написал BARS


Захоронение РАО – не могильник: эксперт о том, как убеждали томичей


Захоронение РАО – не могильник: эксперт о том, как убеждали томичей

Общественники и эксперты Томской области одобряют идею строительства в Северске хранилища для захоронения средне-, низко- и очень низкоактивных радиоактивных отходов (РАО). Работа с общественным мнением основана на доступности информации о важности и сути проблемы, рассказал в интервью РИА Томск представитель Национального оператора по обращению с РАО (НО РАО) Никита Медянцев.

Ранее сообщалось, что в ноябре 2018 года в Северске состоялись общественные слушания, на которых жителям ЗАТО был представлен проект строительства на территории СХК пункта приповерхностного захоронения радиоактивных отходов (ПЗРО) 3 и 4 классов. Процесс общественных обсуждений проходил также и в Томске в рамках круглых столов. Начало работ планируется на 2019 год. Обсуждение прошло в спокойной атмосфере. Участники слушаний предложили НО РАО предусмотреть соцподдержку Северску.

По данным ТАСС, первые общественные слушания о захоронении РАО в России состоялись в 2013 году в городе Сосновый Бор Ленинградской области и обнаружили чрезвычайно высокую степень обеспокоенности городской общественности. ПЗРО там планировалось построить в 2020 году, однако из-за несоответствия предусмотренных на тот момент предпроектных решений государственной тарифной политике для РАО 3 и 4 классов к проектированию так и не приступили. Первое в России ПЗРО было построено к 2014 году на одной из промышленных площадок Уральского электрохимического комбината в Свердловской области и по закону передано НО РАО.

– Национальный оператор существует с 2012 года. Стало ли общество с тех пор спокойнее относиться к теме РАО?

– Да, прогресс есть, и он в основном в тех городах, где мы уже реально работаем либо последовательно поводим общественные обсуждения: в Томске, в Северске, в Новоуральске (Свердловская область), в Озерске (Челябинская область), в Железногорске (Красноярский край).

Меньше – в самом Красноярске. Это большой город, где люди уезжают, приезжают, насыщать их информацией немного сложнее. Но это наша задача, мы обязаны ее решать.

– На общественных обсуждениях в Томске один из общественных активистов заявил, что определение "могильник" по отношению к объектам НО РАО ушло из оборота. Это так?

– Начинает уходить. Сейчас, если используют слово "могильник", то в основном, чтобы специально эмоционально окрасить вопрос или попытаться подтолкнуть к рассуждению в негативной тональности. Это слово уже практически никто не употребляет, за исключением специалистов, которые работали в те времена, когда оно присутствовало в нормативных документах, и для которых оно не имеет негативных коннотаций.

– Но ведь "могильник" действительно имеет негативный подтекст. Как вы объясняете принципиальную разницу?

– Это очевидно. Большая часть могильников – это, например, могильники скота. Это были просто места, где изъяли грунт, положили туда что-то и грунтом закидали. Они ничем не защищены, кроме, может быть, табличек и проволоки. Это не специально созданные хранилища. Их безопасность не обосновывается на столетия вперед. Восприятие слова "могильник", мне кажется, происходит оттуда: что-то плохое, мертвое, грязное, опасное, ты можешь на это наткнуться неожиданно, оно никак не охраняется, это источник смертельной опасности и так далее.

Слово "могильник" вышло из официального употребления в нормативных актах. К тому же в международной терминологии захоронение РАО называется final disposal (с англ. – "финальное размещение"). Суть в том, что это сооружение, обладающее барьерами безопасности, из него упаковки с отходами со временем не нужно перекладывать в другое хранилище. Оно не придет в упадок, не обветшает до тех пор, пока то, что внутри него лежит, не станет безопасным. Это окончательное безопасное и надежное решение проблемы радиоактивных отходов

– Получается, до того, как вы пришли и сказали об этом, никто о проблеме громко не заявлял. А нужно было?

– Дело в том, что есть одна "проблема": радиоактивные отходы и так сейчас хранятся безопасно. Это, конечно, очень хорошо. Но временное хранение – это не окончательное решение проблемы. И при создании своих объектов мы сталкиваемся, во-первых, с тем, что необходимо сначала поднимать неактуальную в головах людей проблематику. У людей совершенно справедливо нет изначального понимания, зачем что-то предпринимать. Если и сейчас все безопасно.

Таким образом создается впечатление, что НО РАО работает с какими-то дополнительными отходами. И это вторая проблема – объяснить, что все радиоактивные отходы, с которыми мы имеем дело, уже существуют. И пусть сегодня они безопасны, мы должны сделать их безопасными навсегда.

– То есть у существующих сегодня временных хранилищ есть срок годности…

– Да, конечно. По истечении этого срока нужно будет достать хранящиеся там отходы, переместить, может быть, переработать дополнительно. При этом любая переработка ведет к увеличению объема отходов. Материалы, которые соприкасаются с РАО, тоже загрязняются: если мы достаем радиоактивные отходы в бочке, то после переработки она тоже становится радиоактивным отходом, который нужно поместить в другую упаковку.

Помимо всего прочего это дополнительная нагрузка на экономику, а значит, на людей. Все мы финансируем все то, что происходит в стране, в том числе временное хранение радиоактивных отходов. Если есть технологии, по которым их можно не временно хранить, а положить в постоянные пункты, и дополнительных затрат по ним больше не нести, то это нужно сделать.
– Насколько при этом вы независимы от предприятий, которые производят отходы?

– Мы абсолютно от них независимы. Суть проведенной в 2011 году реформы и появления НО РАО как раз и была в том, чтобы исключить конфликт интересов при решении проблемы радиоактивных отходов. Их безопасное размещение стоит денег. Если бы этот процесс был в руках предприятий, которые производят РАО, конечно, у них не было бы заинтересованности снижать свою доходность, неся дополнительные затраты на производимые ими отходы.

У нас нет заинтересованности экономить на наших проектах, и государственный тариф на захоронение РАО не содержит прибыли НО РАО. Нашей единственной задачей является создание системы безопасных хранилищ для изоляции радиоактивных отходов, их эксплуатация, их охрана и мониторинг.

– При этом у вас есть противники из числа общественных активистов. Интересно, что вы приветствуете их участие в общественных обсуждениях.

– Мы хотим, чтобы любые наши оппоненты, в том числе не совсем готовые рационально обсуждать тематику РАО, могли высказываться по ней. Мы считаем, что они имеют полное право это делать. Наша задача – дать им информацию и последовательно объяснять, что наша деятельность нацелена на внедрение в российскую жизнь современного мирового опыта и технологий создания хранилищ для радиоактивных отходов, на улучшение экологической безопасности страны, а не на ее ухудшение.

– Есть уже опыт обращения противников пунктов изоляции РАО на свою сторону?

– Есть в каждом регионе, включая Томскую область. Есть опыт работы с оппонентами, когда они в процессе обсуждения начинают поддерживать наши проекты. Мы понимаем, как это можно и нужно делать. Национальный оператор следует простым правилам – это открытость, доступность информации, достаточная периодичность информации, для того, чтобы нас помнили, помнили о нашей проблематике.

Мы системно работаем с аудиториями и с информацией, и находимся мы не где-то далеко – мы рядом и открыты для любых, даже самых, казалось бы, неудобных вопросов. Я, например, большую часть времени нахожусь не в центральном офисе, а там, где мы уже ведем свою производственную деятельность либо предполагаем ее проводить. Я бы сказал, в Томске НО РАО удалось достичь очень глубокого понимания общественностью нашей работы.

Источник https://www.riatomsk.ru/article/20181222/zahoronenie-rao-%E2%80%93-ne-mogiljnik-ekspert-o-tom-kak-ubezhdali-tomichej/





Категория: Новости » Северск » Общество

Комментарии: (7) 

02 января 2019   -23

Информация

Посетители, находящиеся в группе Гости, не могут оставлять комментарии в данной новости.
 

Комментарий № 1:

Написал: huper89 02.01.2019 15:24
пусть у себя на дачном участке построят)), как раз каждому "общественникому" или "эксперту" по бочонку с отходами хватит =)))

Комментарий № 2:

Написал: autocad 03.01.2019 00:08
Похоже, автор в могильниках для скота разбирается больше, чем в могильниках для РАО и для него и те и другие наводят настоящий ужас, чем понятие "могильник" РАО для любого технолога, работающего в сфере ядерных технологий. Final disposal - финальное размещение больше подходит для захоронения скота, чем для РАО. То же средне активное ОЯТ (оработанное ядерное топливо) захоранивается не на всегда. Технологии переработки ОЯТ совершенствуются. Если раньше средне и низкоактивное ЯТ в ядерном цикле не подвергалось дальнейшему использованию (хотя на комбинате существовала технология замкнутого ядерного цикла), то в настоящее время оно уже может быть использовано для производства дополнительного ядерного топлива. И никакого финального размещения

Комментарий № 3:

Написал: Slasher70 03.01.2019 15:41
Общественники и эксперты Томской области одобряют идею строительства в Северске хранилища для захоронения средне-, низко- и очень низкоактивных радиоактивных отходов (РАО).

Так называемые назначенные РОСАТОМ "Общественники и эксперты Томской области" – «граждане с низкой социальной ответственностью» если мягко это ещё назвать. Эти не товарищи с рыбьими глазами с позиции 4х костей усиленно обсасывают интересы РОСАТОМ, это предатели и подонки Томской обл., жизнь, здоровье, безопасность сограждан их совершенно не волнует, одних по причине фанатизма и старческого слабоумия, других по причине материального и карьерного стимулирования хозяином [РОСАТОМ].

<<< Клоунское заседание Общественников и экологов >>>

Комментарий № 4:

Написал: stan 06.01.2019 20:29
Какая связь между РАО 3 и 4 класса и ОЯТ? Первоисточники не судьба почитать, что бы ерунду не писать?

Комментарий № 5:

Написал: autocad 06.01.2019 22:03
stan,
Повторное использование

Комментарий № 6:

Написал: stan 07.01.2019 23:45
повторное использование чего? оят не относится к рао 3 и 4 класса.
[url=http://www.norao.ru/waste/classification/class/]
ну можно, конечно, перчатки б/у постирать....

Комментарий № 7:

Написал: Roman 08.01.2019 00:31
Предлагаю дополнить:

Полное отсутствие света - не темнота. Термин "темнота" применяют, чтобы специально эмоционально окрасить вопрос или попытаться подтолкнуть к рассуждению в негативной тональности. Это слово уже практически никто не употребляет, за исключением специалистов, которые работали в те времена, когда оно присутствовало в нормативных документах, и для которых оно не имеет негативных коннотаций.
stroimguru.ru
Курс валюты:
66.36 34↑   $     75.54 81↓  

Опрос дня:

Как вы считаете, какое наказание заслуживают эти хулиганы? Подробнее

Ответственность за умышленные уничтожение или повреждение чужого имущества   22.08%
   
Ответственность за хулиганство   16.88%
   
Ответственность за то и другое   61.04%
   
Всего голосов: 77

Все опросы >>